А-П

П-Я

 Купить диплом можно на http://i-diploma.com 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Михайловский Валерий

Визит «Джалиты»


 

Здесь выложена электронная книга Визит «Джалиты» автора, которого зовут Михайловский Валерий. В библиотеке net-lit.com вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Михайловский Валерий - Визит «Джалиты».

Размер файла с книгой Визит «Джалиты» = 110.88 KB

Визит «Джалиты» - Михайловский Валерий => скачать бесплатно электронную книгу



Андрей из Архангельска
«Мир приключений: Сборник.»: Детская литература; Москва; 1987
Марк Азов, Валерий Михайловский
ВИЗИТ «ДЖАЛИТЫ»
ОДНОФАМИЛЕЦ СРЕДНЕВЕКОВОГО ФИЛОСОФА
У стенки грузового причала в Константинополе стоял пароход. На его чёрном борту с облупившейся краской, на облезлых спасательных кругах и рассохшихся шлюпках было написано по-английски и по-русски имя средневекового философа: «Спиноза». Ниже замазан старый порт приписки судна — Одесса и надписан, новый — Ливерпуль. Трубы не дымили. По опустевшей палубе прохаживался часовой, русский казак с винтовкой.
Вдруг часовой остановился, приставив приклад к ноге. Матросы в брезентовых робах поднимали на верхнюю палубу носилки с мёртвым телом, накрытым с головой клеёнчатым плащом. Поверх плаща лежала капитанская фуражка.
Носилки с телом капитана «Спинозы» пронесли по пустой палубе и по трапу вынесли на пирс. По традиции его следовало проводить гудком. Но для гудка у «Спинозы» не было пара. Даже лёгкого дрожания нагретого воздуха не ощущалось над обрезом его непомерно высоких труб. Пароход стоял с холодными котлами: он находился под арестом в иностранном порту. Капитана сегодня утром нашли в каюте с простреленной головой. Ни письма, ни записки при нём не обнаружили. Следователь так и записал в протоколе: «Покончил с собой, не оставив письменного свидетельства».
Но это было не совсем так. Когда тело капитана погрузили на арбу и возница-турок погнал лошадь по крутой каменистой улочке вверх, капитанская фуражка стала сползать по скользкой клеёнке плаща, и сопровождавший тело человек в белой курточке — стюард со «Спинозы» спрятал её под своей курточкой. Вскоре арба остановилась у дома, где размещалось представительство «Русского каботажного бюро» в Константинополе.
Эта контора, возглавляемая безработными адмиралами, бежавшими из России от большевиков, сдавала внаём русские пароходы, угнанные вместе с экипажами при отступлении белых из Одессы, Новороссийска и прочих захваченных красными портов. Русские пароходы и их проданные на чужбину экипажи плавали теперь под иностранными флагами в чужих морях. А некоторые, как, например, «Спиноза», ходили к берегам Крыма, где окопались остатки белогвардейщины, подбирали удирающую от красных публику, грузили на борт имущество крымских фабрикантов и содержимое казённых складов, принадлежавшее, до того как белые захватили Крым, Крымской Советской Республике, и вывозили в Турцию. Здесь были жизненно важные вещи: одежда, медикаменты, провиант. Белые не оставляли ничего: ни хлеба, ни лекарств…
Стюард сдал тело капитана представителю бюро, получил расписку и пошёл… в букинистический магазин. Там они вместе с букинистом подпороли подкладку фуражки и вынули письмо…
ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО КАПИТАНА «СПИНОЗЫ»

«Милая Настенька!
Не вини ты меня, ради бога! Вини их. Ты знаешь, кого… Сперва они меня с родиной разлучили, когда угнали за границу русский торговый флот, потом впутали в бесчестное дело: принуждали вывозить из Крыма продовольствие, чтобы кормить белые корпуса, которые формируются за границей на помощь Врангелю. А в России дети пухнут с голоду… Так, мало того, теперь они сами же отдали меня под суд. Предъявили следователю фальшивые документы, по которым выходит, будто я принял на борт «Спинозы» продовольствие с казённых складов в Феодосии. Но я в этот рейс, уж ты-то можешь мне поверить, Настенька, кроме пассажиров да оборудования табачного производства и давильных прессов с парфюмерной фабрики, что в Судаке, ничего не грузил. Так что, естественно, продовольствия по прибытии в Константинополь на борту не оказалось. Хотя со складов, как выходит по документам, господа из белого интендантства под надзором контрразведки этот груз якобы взяли и переправили на пароход. Теперь чем хочешь клянись — не докажешь, что ты не украл. Если даже в тюрьму не посадят, все равно не то что капитаном — кочегаром не возьмут ни на одно судно. Тем более — в чужой стране… Так что единственный, кто нас рассудит, — это тот никелированный револьвер, который я тебе, Настенька, не велел трогать. Помнишь?.. Он нас с тобой, родненькая, разлучит. Теперь уж навсегда…»
Букинист несколько раз перечитал письмо.
— Весьма ценный документ, — сказал он, — весьма! Если продовольствие не попало на борт «Спинозы», значит, оно осталось в Крыму: спрятано где-то в районе Феодосия — Судак… Письмо капитана поможет нам его отыскать.
— Капитан просил меня передать письмо его жене в Крыму.
— Вот мы и передадим. Сами-то вы попадёте в Крым не скоро. «Спиноза» крепко застрял в Константинополе. Пока идёт следствие, наложен арест на фрахт. А других рейсов на Крым сейчас нет.
— А как же вы переправите письмо? Посуху?
— «Джалитой».
— С контрабандистами?.. Да если контрабандисты прочитают письмо, они сами разыщут спрятанное продовольствие. Это же хлеб! А в России — голод. Представляете, сколько сейчас стоит в России пуд муки?!
Букинист улыбнулся:
— Об этом не беспокойтесь: на «Джалите» поплывёт свой человек.
— Поплыть-то он поплывёт, — покачал головой стюард, — а вот доплывёт ли? Ноябрь наступает. В ноябре Чёрное море потопит парусник.
— «Джалиту» не потопит, — ответил букинист убеждённо. — «Джалита» хитрый бот. Очень хитрый!..
ХИТРЫЙ БОТИК «ДЖАЛИТА» И ЕГО ЭКИПАЖ
7 ноября 1920 года в горах за Новороссийском родился бора — губительный северо-восточный ветер. Но море ещё не ощутило его дыхания — лежало ленивое, штилевое. Короткий широкий ботик, сверху похожий на жучка, казалось, уснул на синем щите моря, хотя полз он под всеми своими косыми парусами. Гафельный грот на его единственной мачте, фока-стаксель и кливера над бушпритом вяло морщинились от дохлого ветерка, а то и вовсе бессильно обвисали.
Ботик был чуть побольше шлюпки, но с палубой, на которой сейчас находился весь его международный экипаж: двое небритых молодчиков, медлительных и грязных, как их посудина, хозяин судна — турецкий грек из Трапезунда и Гриша, русский, в «вышиванной» украинской сорочке и берете английского матроса, с помпоном.
— Ветерку бы-ы, — мечтательно протянул Гриша.
Грек посмотрел с тревогой на задымлённый горизонт:
— Осень. Плохой ветер бывает: бора.
— А если дизель качнуть?
Под палубой «Джалиты» был спрятан дизель-мотор с компрессором. Обычно катера таможенной охраны легко догоняли парусники контрабандистов. С «Джалитой» этот номер не проходил: в нужный момент включался двигатель. Кабы не двигатель, грек ни за что бы не решился пересекать Чёрное море в такое негостеприимное время года.
— Ну так качнуть дизель? — переспросил Гриша.
— Берег близко, — ответил наконец грек. — Мыс Мысхак, Новороссийск. С парус мы маленький турецкий контрабанда: чулочка, лифчика, кокаинчика. А мотор услышат — спросят: кто такой? Красный, белый? Становись к стенке.
Гриша снял берет с помпоном, почесал затылок:
— Да-а!.. С вами влипнешь… А если я сам по себе? Так не бывает?..
— Не бывает. Все русские поделились: белая — красная.
— А я выделился… в отдельное государство. Что, не может быть? Свой государственный флаг! — Гриша размотал засаленный шарфик и помахал им в воздухе. — Герб тоже свой! — Задрав рубашку, он продемонстрировал наколку на груди: русалка в кольцах удава.
Грек окинул Гришу критическим взглядом:
— Голоштанный твой государство.
— Что есть — то есть, — без спора согласился Гриша. — Министр финансов ходит без портфеля. Поэтому я и нанялся на вашу «Джалиту», господин Михалокопулос… Тьфу, чуть язык не вывихнул. Давай по имени: ты меня просто Гриша, я тебя просто…
— Ксенофонт.
— Так вот, Сеня… финансы у нас с тобою скоро будут, потому что вот это пока работает. — Гриша деликатно постучался в свой собственный лоб, словно там шло заседание. — Министерство иностранных дел!
Грек не выдержал — улыбнулся, крепкие молодые зубы сверкнули под усами:
— Значит, у вас, как это говорится, «министерская голова»?
— В самую точку, — согласился Гриша. — Ты когда-нибудь видел Крым на географической карте — той, что в школе? С виду это такой кошелёчек, ридикюль, куда российская толстопузия сложила сейчас всю монету, какую только успела свезти в Крым, удирая от большевиков…
Грек, не слушая, смотрел на море: вдали уже обозначилась потемневшая полоса волн с барашками пены. Ветер, налетая, срывал барашки. Гриша перехватил взгляд:
— Не бора это, просто свежачок. Ты слушай: когда большевики возьмут Перекоп, они, можно сказать, развяжут кошелёчек, и мы с тобой начнём грести золото совковой лопатой — за место на «Джалите» желающие драпануть из Крыма отвалят больше, чем мы сможем увезти. У меня даже есть на примете один пассажир, вернее сказать, пассажирка…
В этот момент сизая полоса волн с барашками добежала до ботика, сильный порыв ветра накренил судёнышко.
— Ай, говорил, бора! — закричал грек. — Грот убирай! Стаксель! Кливер! (Гриша с трудом убирал хлопающие паруса.) Качай дизель!
Гриша раздраил люк, добрался до дизеля и схватился за пусковой рычаг. Застучал двигатель, палуба задрожала. Чихая нефтяными парами, оставляя мазутные пятна, ботик взобрался на волну и дал ход. Грек и Гриша вдвоём вертели штурвал. Вода то и дело окатывала обоих. Ботик, стуча дизелем, вползал на водяные горы, несущиеся наперегонки с тучами, и, срываясь с их пенистых вершин, зарывался чуть ли не вместе с мачтой. Иногда под кормой обнажался винт. Его лопасти свистели в воздухе среди брызг и пены…
Вдруг дизель чихнул — грек и Гриша прислушались. Снова чиханье и всхлип. Потом мгновение тишины; только слышно, как вода скатывается с палубы.
Грек увидел, как побледнел его моторист.
— Хана, дизель скис, — прохрипел Гриша.
Волна развернула ботик, другая, как кувалдой, ударила в пузатый борт, грек и Гриша уже не могли держать судёнышко носом к волне. Потерявший управление ботик несло боком. Палуба все круче накренялась. Тёмная морская глубь глядела прямо в глаза… И вдруг среди грохота волн Гриша услышал голос грека:
— Коммерция не должна пропадать.
Гриша не поверил своим ушам, нашёл время говорить о коммерции!.. Может, показалось?.. Но грек говорил в самое ухо:
— Кто живой доплывёт до Крыма, будет делать, как я скажу. Слушай и запоминай…
АГЕНТ ПО ПРОДАЖЕ КОРАЛЛОВЫХ ОСТРОВОВ
Бора длится обычно не более суток. И вот уже вновь как ни в чём не бывало катятся ласковые волны к берегам вожделенного Крыма. В бирюзовом ожерелье прибоя лежит полуостров. На юге в эту пору осени солнце ещё исправно освещает выходы известняка и можжевёловые заросли Яйлы, ветер треплет листву дубово-буковых рощ на склонах гор. Внизу, где полоса пляжей, маленькие крабики взбегают на гладкие тёплые камни. А на севере срывается по ночам ледяная изморозь, порой падает и тает снег. Там, у перешейков, где решалась судьба Крыма, шла тяжкая работа войны: по белесой воде Сиваша, заткнув за поясные ремни подобранные полы шинелей, брели красноармейцы.
На траверсе Севастополя, Феодосии, Керчи подпирали дымами небо суда пяти государств — английская, французская, итальянская, турецкая и греческая эскадры. Дрожали броне-палубы от гула беспрерывно работающих машин. Антанта тянула к Крыму пятерню.
— Ожидается высадка союзников! — кричали мальчишки-газетчики на набережных крымских городов. — Большевики не войдут в Крым!
Но в силу союзников уже никто не верил. Высаживались они и в Одессе, и в Новороссийске… даже в Архангельске, а большевики одержали верх и вошли во все эти города. Вот и сейчас армии Фрунзе неумолимо надвигаются, как бора в ноябре. И, хотя ещё не было приказа об эвакуации, дорога, сбегавшая серпантином по склонам Яйлы к морю, была забита беженцами. Подпирая друг друга, извозчичьи пролётки, линейки, брички двигались вниз черепашьим шагом. Время от времени с криком и руганью их оттесняли вооружённые люди, требуя пропустить военные обозы. Зелёные двуколки казённого образца и мобилизованные гражданские телеги, платформы ломовиков, даже арбы были с верхом завалены ящиками, мешками и кулями, покрытыми рогожей, мешковиной, брезентом. Груз тщательно охранялся: за телегами шли не в ногу усталые солдаты в обмотках и английских бутсах, побелевших от крымской известковой пыли. Солдаты обросли бородой и даже офицеры были небриты.
Телеги проезжали мимо некогда щеголеватых, ныне облупившихся ворот. На арке сохранилась лепная надпись:
КЛИМАТИЧЕСКАЯ СТАНЦИЯ
За этой аркой начиналось как будто бы другое царство: царство причудливых парковых растений, клумб, ваз, беседок и мраморных львов с кольцами в зубах. От арки аллея крымских туй вела к веранде, увитой диким виноградом. Здесь стояла плетёная санаторная мебель. Сидя в белом ивовом кресле, доктор Забродская Мария Станиславовна беседовала с заграничным коммерсантом.
— Господин… — Мария Станиславовна запнулась, — простите, очень трудная фамилия… Ми-ха-ло-ко-пу-лос…
— О, можно просто Ксенофонт!
— А?.. Ну да! — вспомнила Мария Станиславовна. — Был такой древнегреческий полководец. Учили в гимназии. — Теперь она уже не могла без смеха смотреть на потомка древних греков, одетого одесским пижоном: кургузый обдергайчик — короткий пиджачок в талию — и брюки-дудочки, которые он то и дело поддёргивал, чтобы не сминались на коленях, заодно демонстрируя штиблеты — лак с велюровым верхом.

Визит «Джалиты» - Михайловский Валерий => читать онлайн электронную книгу далее


Было бы отлично, чтобы книга Визит «Джалиты» автора Михайловский Валерий дала бы вам то, что вы хотите!
Если все будет нормально, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Визит «Джалиты» своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Михайловский Валерий - Визит «Джалиты».
Ключевые слова страницы: Визит «Джалиты»; Михайловский Валерий, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://santehnika.dekor.market/rakoviny/tyulpan/newform/      Babadu.ru 

   Яндекс.Метрика