А-П

П-Я

 Купить диплом можно на i-diploma.com      https://elitnoe.ru/complexes/301-zhk-literator 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Феваль Поль

Черные Мантии - 7. Королевские бастарды


 

Здесь выложена электронная книга Черные Мантии - 7. Королевские бастарды автора, которого зовут Феваль Поль. В библиотеке net-lit.com вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Феваль Поль - Черные Мантии - 7. Королевские бастарды.

Размер файла с книгой Черные Мантии - 7. Королевские бастарды = 301.5 KB

Черные Мантии - 7. Королевские бастарды - Феваль Поль => скачать бесплатно электронную книгу





Поль Феваль
Королевские бастарды


Черные Мантии Ц 7



Поль Феваль
Королевские бастарды

Пролог
ГОСТИНАЯ В ЧЕТЫРЕ ОКНА

I
НА УЛИЦЕ КУЛЬТЮР

Промозглым зимним вечером 1840 года в караульное помещение на улице Культюр-Сен-Катрин заглянул и попросил разрешения обогреться продрогший прохожий. Это был мужчина с простодушным, немного удивленным лицом. Потертую одежду прохожего почти полностью скрывал огромный передник, какие обычно носят подручные аптекарей, а из кармана, который сильно оттопыривался на животе, выглядывал объемистый пакет из плотной бумаги.
Человеку в фартуке охотно позволили погреться, и он пристроился у печки.
На улице пока лишь смеркалось, но в караульном помещении было темно, как ночью, поскольку ламп здесь еще не зажгли.
Вскоре незнакомец ушел, и никто не заметил, что сверток больше не оттягивает ему кармана.
На этой же улице в нескольких шагах от караульного помещения стоял за глухой стеной величественный и мрачный особняк, известный в округе как родовое гнездо Фиц-Роев. Последний герцог де Клар, он же – последний принц де Сузей, жил в нем недолгое время со своей супругой, с которой, по слухам, потом расстался.
Со дня их отъезда особняк пустовал, а уж после того, как умер старик-привратник, живший при доме, словно дворовый пес в конуре, никто вообще не видел, чтобы, заскрипев на петлях, отворились массивные ворота.
Зимой и летом крепкие ставни заслоняли веселый блеск оконных стекол; казалось, покинутый дом отбрасывает мрачную тень на весь квартал. Окрестные лавочники имели все основания жаловаться:
– У нас посреди улицы стоит склеп – прямо как на кладбище. Хоть бы уж продали этот дом или пустили туда жильцов. Там хватило бы места доброй дюжине семей. А еще в этом здании можно было бы открыть фабрику бронзовых изделий, то-то бы торговля шла бойко!
Так вот как раз напротив этого мрачного особняка, в узкой темной аллее и спрятался покинувший караульное помещение человек в аптекарском фартуке. Может, конечно, мужчина спасался под деревьями от дождя, поскольку в тот день лило, не переставая, но мы все же позволим себе заметить, что, укрывшись в глубокой тени, этот тип больше напоминал охотника, притаившегося в засаде.
Добавим еще, что человек в фартуке был не одинок: в соседней аллее, тоже узкой и темной, но начинавшейся чуть подальше, за особняком Фиц-Роев, прятался от дождя еще один мужчина. Он покуривал тоненькую сигарку; серая залоснившаяся шляпа, щегольски надетая набекрень, съезжала к уху с его прилизанных волос соломенного цвета, а редингот покроя «элегант» был так изношен, что мало чем отличался от старой ветоши. Различить все эти детали позволял свет фонаря, раскачивавшегося под порывами ветра прямо над головой незнакомца.
Но рассмотреть этого человека получше нам не удалось. Мужчина в аптекарском фартуке издалека подал ему знак, и оба они нырнули в темноту своих не слишком надежных укрытий.
Прошло минут пятнадцать, и из-за угла улицы Сент-Антуан показался мокрый зонт. Зонт этот – худо ли, хорошо ли – защищал от дождя скромного на вид немолодого человека, который вел за руку маленькую девочку.
Серая шляпа присвистнула и тихонько позвала:
– Эшалот!
Фартук свистнул в ответ и громко прошептал:
– Я здесь, Амедей! На своем посту – до последнего вздоха!
Мужчина и девочка под зонтом, проходя мимо караульного помещения, попали в полосу света, лившегося из окна: стражи порядка наконец зажгли лампу. Оказывается, девочка была вся в черном, немолодой человек – тоже. Прижавшись к отцу, малышка что-то лепетала, не обращая внимания на холод, от которого раскраснелись ее щечки.
Эшалот – уже знакомый нам мужчина в аптекарском фартуке – с младенческим простодушием залюбовался прелестным ребенком.
– Когда подрастет наш Саладен, он будет не хуже – а то и лучше, – пробормотал этот человек. – Стоп! Куда подевался Амедей? Боже мой! Да ведь это папаша Моран с малышкой Тильдой!
И Эшалот живо юркнул в густую тень.
Отец с дочкой как раз подошли к воротам особняка и остановились перед ними.
Вот тогда-то и случилось то, что можно счесть величайшим событием в истории квартала; событие это выманило бы на улицу всех окрестных лавочников, если бы только им было известно, что происходит.
Но улица была пуста, поскольку никто ничего не знал.
Папаша Моран, как назвал его Эшалот, передал зонтик малышке со словами:
– Будьте умницей-разумницей, мадемуазель Тильда, постарайтесь не промокнуть.
Глядя на Тильду, он вытащил из кармана два огромных ключа и одним из них тут же принялся отпирать ворота. Но дело застопорилось. Эшалот, который с жадным любопытством наблюдал за происходящим, резонно заметил:
– Да замок-то за столько лет небось проржавел насквозь!
В самом деле, дрожащая рука немолодого мужчины никак не могла повернуть в скважине ключ.
– Просто так тут не справишься, – бормотал тем временем Эшалот. – О, идея! Надо просунуть в головку ключа какой-нибудь штырь!
Будто услышав эту тихую подсказку, Моран вложил второй ключ в головку первого, нажал двумя руками на получившийся рычаг – и замок наконец сдался.
– Браво! – одобрил Эшалот. – Теперь давай отпирай маленький!
А Моран уже нащупывал вторым ключом скважину маленького замка. Тот не упрямился – открылся легко и быстро. Тяжелая створка ворот со стоном повернулась на массивных петлях. Образовавшийся проем зиял немой чернотой – точно вход в бездну.
– Пошли быстрее, – заторопил Моран девочку. – Времени у нас в обрез.
Но малышка вместо того, чтобы послушаться отца, в испуге отпрянула от ворот.
– Не пойду, я боюсь, – прошептала она.
– Чего ты боишься, глупышка? – ласково спросил Моран.
– Откуда я знаю? – пожала плечиками Тильда. – Привидений!
– Черт побери! – воскликнул Эшалот. – Место и впрямь в самый раз для призраков!
И он невольно вздрогнул, но тут же прибавил:
– Скажет тоже! Покойники – они ведь лежат! Так как же им ходить?!
Моран, явно обеспокоенный и встревоженный, схватил девочку за руку и потянул вперед. Тильда вскрикнула.
– Помолчи! – одернул малышку отец. – Нас даже не заметили, – шепнул он уже во дворе, вытирая под ледяным дождем потный лоб.
Но мы-то знаем, что Моран заблуждался. Как только ворота особняка затворились, из своего укрытия выбежал незнакомец в серой шляпе. Он был как раз из тех, кого обычно называют людьми подозрительного вида: претензию на элегантность теснила тут бедность, самодовольство уживалось в облике сей личности с пороком – в общем, перед нами был денди, но в грязи по самые уши. Париж изобилует подобными перлами, а на самом его дне таится абсолютнейшее из всех воплощений Дон-Жуана – уродливое, оборванное, но всегда победоносное и неотразимое.
Эшалот тут же двинулся навстречу своему товарищу и сердечно протянул ему руку:
– Как дела, Амедей? Мы ведь не виделись добрых три дня…
Симилор (такова была фамилия Амедея) снисходительно подал Эшалоту два пальца. Подумать только, этот оборванец был еще и в перчатках!
– Ты узнал его, это точно он? – осведомился немытый франт.
– Еще бы не узнать! – отозвался Эшалот. – Да он уже приходил сюда на рассвете, притащил деревянную кровать, матрасы и две корзины с вином и едой. А почему ты не спрашиваешь, как Саладен?
Симилор пожал плечами.
– Я доверил его тебе, ибо сейчас он нуждается в чисто физической опеке, а ты как раз для этого годишься. Меня волнует только его будущее. Когда дело дойдет до образования, я сам займусь малышом!
– Знаешь, где я его оставил? – спросил Эшалот.
– Понятия не имею. Какое мне дело? – пожал плечами Симилор.
– У тебя совсем нет отцовских чувств, Амедей, он же твой сын, пусть и незаконный, – с упреком проговорил Эшалот, – а я всего лишь его кормилица и опекун. Я оставил его в нежных объятиях городских властей, а ты вместо того, чтобы дымить сигарами, как паровоз, мог бы выделить мне несколько су на молоко. Тебе ли не знать, что я – не миллионер!
– Ах, вот ты о чем! – воскликнул Симилор. – Ну так записывай свои расходы, я потом все оплачу. Я не привык забивать себе голову всякими хозяйственными мелочами. И поговорим-ка лучше о деле: ты будешь стоять здесь до тех пор, пока не поступит нового приказа.
– Объясни хотя бы, что происходит, – взмолился Эшалот. – Неужели и впрямь Черные Мантии?!
Симилор поспешно зажал ему рукой рот.
– Несчастный! – воскликнул Амедей. – Разглашать такую тайну посреди улицы!
– Я же не нарочно! Вырвалось – и все! – пролепетал Эшалот.
– Ну так и быть, на первый раз прощаю, – смилостивился Симилор. – Но впредь будь осторожнее!!! – Интонацию Симилора можно передать лишь тремя восклицательными знаками. – Пойду загляну в «Срезанный колос», – продолжал он, – и скажу господину Тюпинье, что Моран с девочкой уже в доме. Господин Тюпинье дорожит моей дружбой, высоко ценя мои многочисленные таланты, хотя ему не всегда приятно, что дамы ко мне благосклоннее, чем к нему.
– Не так-то легко отыскать человека с твоими способностями, – сказал Эшалот с искренним и глубоким восхищением. – Ах, Амедей, если бы ты был хоть чуть-чуть подобрее ко мне, твоему лучшему другу, и к своему собственному сыну, которого я ращу…
Когда речь заходила о чувствах, Эшалот становился на редкость многословным, но, хлопнув приятеля по плечу, красавец Амедей резко оборвал его:
– В общем, стой здесь, дружок, и как только покажется карета, беги в «Срезанный колос» и спроси…
– Господина Тюпинье, ясное дело! – закивал Эшалот.
– Еще чего! – скривился его собеседник. – Меня, Амедея Симилора! Авторитет мой возрастает с каждым днем, усвой это наконец! Когда наша с тобой фамильярность станет уже совершенно неуместной, я дам тебе это понять, и мы перейдем на «вы».
Закончив свою речь, блистательный Амедей повернулся к своему другу спиной и направился в сторону бульвара.
Эшалот провожал Симилора восхищенным взглядом, пока оборванный денди не скрылся за углом.
– Одевается великолепно, – шептал Эшалот, меланхолично покачивая головой, – говорит – заслушаешься, фантазия безудержная, цвет волос самый модный – и никакой робости перед слабым полом. Истинный Адонис Адонис – в древнегреческой мифологии прекрасный юноша, возлюбленный богини красоты и любви Афродиты

! Такому не захочешь, а позавидуешь! М-да, жилет-то ослепителен, а вот в груди – пустота! Ни малейшей тяги к семье, к домашнему уюту. Впрочем, может оно и к лучшему, раз Амедей избрал стезю богатства и успеха. А вот мне никакая слава и никакие деньги.не заменят тихих радостей любви и дружбы, столь необходимых чувствительному сердцу. Мне дорог наш Саладен – и я вскормлю и взращу его!
Эшалот вернулся в караульное помещение. Пакет в плотной бумаге по-прежнему лежал в уголке на лавке. Эшалот взял его, осторожно приоткрыл сверху, как отгибают край у кулечка с перцем, – и тут же в свертке что-то зашевелилось и запищало.
– Заткнись, Саладен, замолчи, негодник, – с материнской нежностью проворковал Эшалот. – Нашел время пищать. Я ведь тебе поесть принес.
Эшалот вытащил из кармана своего передника рожок с молоком, и младенец, который до этого широко открывал рот, жадно ухватил его и начал сосать.
Итак, в свертке был Саладен, внебрачный сын Симилора и приемное дитя Эшалота.
Стражи порядка с любопытством столпились вокруг удивительной кормилицы.
Тем временем во дворе особняка Фиц-Роев господин Моран всячески пытался успокоить малышку Тильду, но девочка все плакала и плакала, не в силах преодолеть тех мучительных детских страхов, которые легко разгоняет веселый дневной свет. Собственно, вокруг не было ничего такого, что могло бы напугать ребенка. Заросший травой двор напоминал лужайку; справа от ворот стоял домик привратника, слева – конюшни, а прямо перед вошедшими возвышался сам особняк, крыльцо которого так густо оплетал сухой плющ, что даже не было видно ступенек.
Моран исчез в привратницкой и долго что-то искал впотьмах под горький плач дрожавшей от ужаса девочки. Наконец на полу возле камина Моран обнаружил большой вожделенный фонарь; чиркнув спичкой, отец Тильды зажег его и осветил совершенно пустую, без всякой мебели, комнату.
Малышка примолкла, но по-прежнему прижималась к отцу, обводя диковатым, испуганным взглядом незнакомое помещение.
– Видишь, нет здесь никаких призраков, – сказал Моран со слабой улыбкой.
– А в темноте были! – ответила Тильда.
Выйдя из привратницкой, Моран шагнул под дождь, который лил все сильнее. С раскрытым зонтиком в одной руке и с зажженным фонарем в другой мужчина направился к дому. Маленькая Тильда, уцепившись за полу отцовского пальто, семенила за Мораном. Девочка то и дело спотыкалась о пучки увядшей травы, покрывавшей двор. Добравшись до крыльца, отец и дочь раздвинули сухие плети плюща и поднялись по шатким скрипучим ступеням. Старик, выбрав нужный ключ из большой связки, висевшей у него на поясе, отпер входную дверь, и в следующий миг они очутились в темной сырой передней. Здесь было пусто, лишь у порога что-то белело. Вглядевшись, девочка в ужасе вскрикнула.

Черные Мантии - 7. Королевские бастарды - Феваль Поль => читать онлайн электронную книгу далее


Было бы отлично, чтобы книга Черные Мантии - 7. Королевские бастарды автора Феваль Поль дала бы вам то, что вы хотите!
Если все будет нормально, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Черные Мантии - 7. Королевские бастарды своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Феваль Поль - Черные Мантии - 7. Королевские бастарды.
Ключевые слова страницы: Черные Мантии - 7. Королевские бастарды; Феваль Поль, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 смеситель сенсорный цена заходите и выбирайте! 
   Яндекс.Метрика

 нашел здесь