А-П

П-Я

 

Миноносцы пойдут первыми и нападут на русскую эскадру ночью 8 февраля. Основные силы эскадры нанесут удар на следующий день. От исхода этой войны зависит судьба нашей Родины».
В назначенный час императорский флот снялся с якоря и вышел в море. Сначала отправились миноносцы, пробираясь к выходу мимо дымящих трубами броненосцев и крейсеров. Ярко светило солнце, легкий ветерок гнал по небу белые облака. Когда миноносцы проплывали мимо «Микасы», до собравшихся на набережных зрителей донеслись разнесшиеся над водой слабые, как голос ребенка, еле различимые, но ритмичные возгласы: моряки флагманского броненосца приветствовали своих товарищей с миноносцев, которым предстояло первыми вступить в бой. Первая, вторая, третья, четвертая флотилии. Сразу за ними четыре крейсера адмирала Дева выстроились в кильватерном строю: «Ситозе», «Тарасаго», «Кассаги», «Йосино», затем три вспомогательных крейсера и следом за ними броненосные крейсера Камимуры: «Изума», «Азума», «Якумо», «Токива», «Ивате» и в центре эскадры, как грозный лев, «Микаса». Толпа на берегу видела на его мачте адмиральский флаг, красный диск солнца на белом фоне с чертой над ним. За флагманом потянулись остальные броненосцы: «Асахи», «Фудзи», «Ясима», «Сикисима», «Мацусе». Легкие крейсера адмирала Уриу и броненосный крейсер «Асама» составляли арьергард: «Нанива», «Акаси», «Такасио», «Нитака», «Асама». Замыкали строй три транспорта с войсками. Их палубы были усеяны точками голов солдат. Зрелище было впечатляющим.
На следующий день вечером эскадра бросила якорь у острова Ронд, в 44 милях восточнее Порт-Артура. Крейсера адмирала Дева прочесали Желтое море, не заметив ни одного русского вымпела. Транспорты с войсками в сопровождении крейсеров адмирала Уриу направились к Чемульпо. По последним сведениям, в этом корейском порту находились два военных русских корабля. Адмирал Уриу получил приказ их уничтожить.
На мачте «Микасы» взвился сигнал: «Всем командирам миноносцев прибыть на борт флагманского корабля».
Когда все собрались, капитан-лейтенант Синамура, начальник штаба, провел их в адмиральский салон. Того пригласил вошедших сесть вокруг круглого стола и сам сел вместе с ними. На одной стене висела большая карта всего Желтого моря, на противоположной – крупномасштабная карта Порт-Артура, его порта и рейда. Копии этой карты получили командиры первой, второй и третьей миноносных флотилий, командиры четвертой и пятой флотилий получили карты порта Дальний.
– Господа, – обратился Того к офицерам, – вы сегодня ночью в реальных условиях в Порт-Артуре и Дальнем покажете, чему научились за многие месяцы тренировок.
Офицеры, собравшиеся вокруг Того, были молоды. Того проинструктировал их. Он указал места стоянок русских кораблей, уточнив, что эти сведения можно считать верными: они только что были переданы офицером японского Генерального штаба, который действовал в самой крепости. Ни одна деталь не была упущена.
Затем Того в нескольких словах напомнил о необходимых мерах по маскировке при приближении к порту: огни должны быть притушены, топки отрегулированы так, чтобы из труб не сыпались искры, максимальную скорость развить только в момент атаки. Тактические детали операции были оставлены на усмотрение командиров флотилий. Пунктом сбора после операции был назначен Чемульпо.
– Позвольте мне в заключение вам напомнить, – закончил инструктаж Того, – что атака должна быть проведена с максимальной энергичностью. Это война, и только тот, кто действует решительно, может рассчитывать на успех. Наша задача проста, господа, и я прошу вас только показать себя достойными доверия, которое на вас возложено и за которое я несу ответственность перед его величеством императором.
Того поднялся, и все поднялись вслед за ним. Офицеры подумали, что собрание закончилось. Но в этот момент появился вестовой адмирала с подносом, на котором стояли бокалы с шампанским. Того произнес тост за успех операции и за счастливое возвращение участников. Прощаясь, он пожал руку каждому офицеру.
Было еще светло, дул легкий северо-западный бриз. «Микаса» поднял сигнал: «Вперед в атаку, согласно принятому плану. Желаю успеха». С миноносца, на котором находился командир 1-й флотилии, самый старший по званию, ответили: «Ручаюсь за успех». Одна за другой флотилии исчезли в наступающих сумерках.
Через некоторое время снялась с якоря вся эскадра и взяла курс на Порт-Артур. В 1 ч 30 мин. начальник штаба доложил Того, что далеко впереди замечены отблески света в темном небе, вероятно, отражение прожекторных лучей: миноносцы начали атаку.
В общем плане были намечены три операции: высадка войск в Чемульпо; минные атаки в Порт-Артуре и Дальнем; уничтожение артиллерийским огнем основной эскадры русских кораблей в Порт-Артуре. Третью часть плана представим кратким хронологическим обзором.
Рассвет 9 февраля: приказ всем броненосцам и броненосным крейсерам поднять пары и приготовиться к атаке. Приказ контр-адмиралу Дева выдвинуться вперед с целью оттянуть в зону недосягаемости береговых батарей русских фортов встреченные корабли противника.
9 ч 45 мин. Появились крейсера, возвращавшиеся с задания. Дева доложил по семафору: большая часть русского флота стоит на внешнем рейде; крейсера приблизились к ним на расстояние 7000 метров, русские огонь не открывали. Похоже, многие вражеские корабли получили повреждения в результате ночной атаки миноносцев. Дева передал: «Я считаю, что ситуация благоприятствует немедленной атаке». Приказ Того: «Строй кильватерный. Пять броненосцев впереди, вслед за ними броненосные крейсера Камимуры. Потом легкие крейсера Дева».
11 ч 20 мин. В прямой видимости русский флот на рейде в полном беспорядке. В спешке готовится к выходу в море. Сигнал с «Микасы»: «Атакую главные силы врага». На мачту взлетел боевой флаг.
11 ч 26 мин. Сигнал на мачте «Микасы»: «Победа или поражение зависят от этого первого сражения. Каждому драться со всей силой».
11 ч 55 мин. Смена курса. Эскадра поворачивает на запад, чтобы пройти вдоль Порт-Артура. Почти сразу «Микаса» открывает огонь с дистанции 8500 метров. Наблюдаются попадания на перестраивающихся в боевой порядок русских кораблях и на берегу. Русские корабли и береговые форты открывают ответный огонь. Сражение началось. Русская эскадра – шесть броненосцев, семь крейсеров – выстраивается в кильватерную колонну в восточном направлении. Бой происходит на контркурсах. Дистанция между противниками сокращается до 5000 метров. В «Микасу» попадают три снаряда, один из которых разрывается у передней мачты, результат: семь раненых. Сбит флаг на мачте, но скоро заменен. Попадания также в «Фудзи», «Сикисиму», «Хацусе».
12 ч 20 мин. 1-я эскадра (броненосцы) отворачивает на 90 градусов влево, т. е. берет курс на юг. 2-я эскадра (крейсера Камимуры) ведет артиллерийскую дуэль с врагом.
12 ч 26 мин. 2-я эскадра, в свою очередь, поворачивает на юг. Противник, воспользовавшись выполнением маневра, усиливает огонь. Попадания в «Асиму», «Якумо», «Ивате». Крейсера Дева обмениваются ударами с противником. Три корабля задеты вражескими снарядами.
12 ч 37 мин. Сигнал Того адмиралу Дева: «Выйти из боя». Японский флот прекращает сражение.
Такой результат, вернее отсутствие результата, вызывает общее разочарование. Никто ничего не понимает. Многим в тот момент показалось, что Того оказался не на высоте поставленной перед ним задачи.
Чтобы внести ясность, дадим очевидное объяснение последнему сигналу Того: японский флот прекратил сражение, потому что русская эскадра не вышла в открытое море. Она осталась под прикрытием крепостных орудий фортов Порт-Артура.
После всего, что предшествовало бою, – концентрация японского флота, атака миноносцев, решительный сигнал: «Победа или поражение зависят от первого сражения…» – это простое объяснение, которое дают нам большинство морских экспертов, нас не удовлетворяет. Остается впечатление, что Того не выполнил свою задачу.
Десятки специалистов рассматривали и анализировали эту первую операцию у Порт-Артура. Из их заключений выходило, что выполнение плана атаки Того не могло привести к успеху, потому что он был слишком медлительным. Положение, доложенное Дева, было действительно очень благоприятным для японской стороны, если бы им воспользовались немедленно. Русские корабли не были готовы к выходу в море, на них еще не подняли пары, Того стрелял бы по неподвижным целям, перекрывавшим друг друга, практически по не способному отвечать противнику. Оставались форты. Того пришлось бы терпеть огонь только орудий фортов, а не одновременно фортов и флота.
На самом деле форты не стреляли. В 9 часов утра они еще не были готовы! Их орудия не были установлены на место, снаряды не были подвезены. Но это станет известно гораздо позже. Японские агенты, которые добыли столько превосходной информации, не смогли проникнуть на форты. Эта совершенная неподготовленность русских к бою утром 8 марта была главной удачей Того, но он этого не знал и, конечно, не мог подобного вообразить. Нет таких командующих, которые разрабатывали бы свои планы в расчете на военную небрежность противника такого масштаба, – и Того меньше всего подходит для этого. Для Того все русские пушки были готовы открыть огонь, все подходы к порту заминированы. Он считал себя ответственным за порученную ему морскую мощь Японии, иными словами, за само будущее нации. И он решил, что этим сокровищем нельзя было рисковать зря. Если бы Того рискнул, отправившись к Порт-Артуру одновременно с крейсерами Дева, он бы одержал решающую победу. Впрочем, можно вечно спорить, прав был он или не прав, отказавшись от такого риска.
В действительности получилось следующее: к одиннадцати часам русские форты уже были готовы к стрельбе, а русская эскадра развела пары. Без преувеличения можно сказать, что Того показал себя в тот момент мудрым командующим, не попытавшись искупить ошибку своей медлительности в начале операции другой ошибкой, упрямо оставаясь под гораздо более сильным огнем. Отдавать приказ об отходе, конечно, не очень-то приятно, тем более прошла только семьдесят одна минута после пресловутого сигнала: «Победа или поражение…» Но главнокомандующий должен ставить стратегические или тактические интересы выше собственного самолюбия.
Эскадра взяла курс на Чемульпо. Практически мощь императорского флота осталась нетронутой. Потери составили четыре человека убитыми и около шестидесяти ранеными. Уже на обратном пути Того получил по радио доклад от адмирала Уриу о результатах операции 4-й эскадры в Чемульпо: два русских корабля – крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» – были потоплены в соответствии с приказом, без малейших потерь с японской стороны. Детали стали известны после прибытия эскадры в Чемульпо. Застигнутые врасплох появлением превосходящих японских сил, русские моряки героически приняли бой, выйдя им навстречу. После почти часового сражения, в котором «Варяг» получил серьезнейшие повреждения, оба корабля вынуждены были вернуться в порт и были там затоплены. Японские войска беспрепятственно высадились на берег.
К месту встречи подошли и пять миноносных флотилий, накануне ночью совершивших нападение на Порт-Артур. Многие миноносцы были повреждены.
Через некоторое время разведка донесла Того о русских потерях. Два броненосца, «Цесаревич» и «Ретвизан», и крейсер «Паллада» были повреждены во время атаки миноносцев. В артиллерийской дуэли двух эскадр крейсера «Новик», «Аскольд», «Баян» и «Диана» получили более или менее серьезные повреждения. Броненосец «Полтава» столкнулся с «Севастополем», который получил пробоину выше ватерлинии.
В итоге, хотя этот план уничтожения русской Тихоокеанской эскадры удался далеко не в полном объеме, русский флот был все же ослаблен и некоторое время не мог противостоять японскому флоту в Желтом море. Чемульпо, удобная база на Корейском полуострове, был занят.
12-го Того получил телеграмму с поздравлениями от микадо. Того в ответной телеграмме обещал, что будут приложены все силы, чтобы завоевать Желтое море и, таким образом, выполнить волю императора.
Японская разведка продолжала передавать свои доклады. Нападение на флот в Порт-Артуре вызвало у русских нечто вроде нервного шока. Местное корейское население покидало город. Офицеры и чиновники отправляли свои семьи в Россию. Толпы людей осадили железнодорожный вокзал, поезда брались штурмом. Разрыв телеграфного кабеля между Порт-Артуром и Чифу, лишивший крепость сведений об общем состоянии дел на Дальнем Востоке, произвел не меньший моральный эффект, чем артиллерийская бомбардировка. Наземные части, охранявшие побережье, плохо различавшие силуэты своих и чужих кораблей, почти беспрерывно поднимали своими сообщениями тревогу, а то и обстреливали свои корабли, что еще больше усиливало нервозность.
Самая интересная новость и наименее приятная, которую Того узнал в эти дни, пришла из Санкт-Петербурга через Токио: «Получают подтверждение сведения, что значительные морские силы будут собраны в России и посланы для усиления русской эскадры в Порт-Артуре».
Вторая атака миноносцев, поддержанных крейсерами Дева, также оказалась далека от успеха из-за снежной метели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11


   Яндекс.Метрика