А-П

П-Я

 Купить диплом можно на i-diploma.com      квартира в копернике купить на сайте elitnoe 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Петров Михаил

Гончаров и убийца в поезде


 

Здесь выложена электронная книга Гончаров и убийца в поезде автора, которого зовут Петров Михаил. В библиотеке net-lit.com вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Петров Михаил - Гончаров и убийца в поезде.

Размер файла с книгой Гончаров и убийца в поезде = 52.2 KB

Гончаров и убийца в поезде - Петров Михаил => скачать бесплатно электронную книгу



Петров Михаил
Гончаров и убийца в поезде
Михаил ПЕТРОВ
ГОНЧАРОВ И УБИЙЦА В ПОЕЗДЕ
Поезд был проходящим. Впрочем, как и все в моей жизни. Билет мне продали только по прибытии состава. Стоял он здесь, в родном, до печенок надоевшем мне городе, сорок минут. Поэтому я, не спеша и беспечно размахивая легким кейсом, с билетом в руках направился в привокзальный буфет.
Вокзал у нас старинный, и гремел когда-то шикарный его ресторанище с высоченными потолками и поныне сохранившейся дивной лепниной. Гулял здесь купец. Гулял, собака. А теперь что-то вроде потемкинской деревни. Фанерные перегородки, замызганные посетители. Да и сам я не лучше. Брюки неглаженые. Рожа - что у дикого вепря; не поймешь, то ли борода, то ли небритость. Морда то ли со сна, то ли с похмелья. Я пристально разглядывал свои зрачки в зеркале бара и, решив, что с похмелья, заказал двести пятьдесят.
В высокий стакан тонкого стекла, из которого нормальные люди пьют коктейль, какой-нибудь там сок или пузырчатый холодный лимонад, бармен вылил полбутылки "Сибирской" и невежливо подтолкнул по стойке, так что половина напитка выплеснулась мне на рукав рубашки.
- Извинись и долей, - скучно попросил я.
- Обойдешься, синячина! - Он нагло вылупил на меня черные сливы глаз и по-блатному скорчил харю.
И тут он ошибся, потому что я крабом вцепился в его жирный кадык и, тихонько сжимая, улыбнулся.
- Не понял, старина. Ты что-то хотел сказать?
- Извините, - прошипел он обреченным гусаком, и я ослабил хватку. - Сейчас долью.
- Конечно, и лучше "Смирновской".
Я залпом выпил привычную дозу и поспешил вон, потому как знал, что промедление смерти подобно. Меня наверняка уже высматривает пара-тройка подручных интеллектуалов ресторанного прикрытия. А я спокойно шел по коридору старого шестого вагона, отыскивая свое девятое, возле сортира, купе с тридцать шестым, последним, местом. Купе было пустым, а до отправления поезда оставалось около пяти минут, и появилась робкая надежда на одиночество.
"Неплохо", - подумал я, располагаясь в грязном гадючнике - четырехместной клетке. Вид его действительно был жутким: одно стекло разбито, расшатанная рама не держится; диваны изрезаны и оклеены пластырем; разболтанный дверной замок ходит в пазах и не заклинивается, видать, молитвами начальника состава. Любопытный народ проковырял обширную дыру в сортир, и теперь она была заткнута какой-то грязноватой тряпкой, и, надо же, как раз под моей полкой. "Ну да Бог с ним, - подумалось благодушно, - главное, едем!"
А ехал я в большой город Ташкент в гости к дядьке, моему единственному родственнику. Грохнув сцепками, состав сразу плавно поплыл, осторожно, будто на ощупь пробуя стыки рельсов.
Ехал я налегке, с кейсом, где лежали носки, трусы, рубашка, туалетные принадлежности и бутылка "Морозоффа", которую я подумывал уже выудить из чемоданчика и на совесть испробовать святую жидкость. Но необходим был всенепременный атрибут выпивки - закусь.
В вагоне-ресторане я с любопытством рассматривал серую хлебную лепешку с задранными краями. Она называлась "шницель рубленый".
- Это что? - спросил я нетерпеливую засаленную официантку.
- Шницель! Берешь или нет? - Девица нервно пристукивала толстой пяткой по тапочке.
- А врачи в поезде есть?
- Зачем?
- Отравлюсь.
- Умный?
- Ага.
- Берешь? Нет? Люди едят - ничего. Нежный какой!
И я отважился. С двумя кусками хлеба, колбасой и сомнительными лопухами шницелей поскорее убрался из вонючей рыгаловки на колесах. "Не отравлюсь, успокаивал я себя, - пузатый "Морозофф" не позволит".
Купе по-прежнему было необитаемо. Похоже, никому не хотелось дышать воздухом соседствующего нужника. Заплатив за постельное белье, я вольготно расположился на нижней, чужой тридцать пятой полке, возле стенного кляпа. С треском взломал непорочность водочной бутылки, протер захватанный стакан, и поезд стал притормаживать. Раскрыв охотничий нож, я аккуратно нарезал кружки колбасы и уже закусывал, когда состав остановился. Я нашел, что шницель не такой уж скверный. Хлеб, он и есть хлеб. Даже жареный.
Потихоньку мы опять тронулись, и поезд уже набирал скорость, когда в коридоре послышались нервные шаги. Дверь приоткрылась, и в купе робко всунулась симпатичная и испуганная мордашка блондинки. Девушка была сильно напугана. Скользнув в купе, выдохнула:
- Спрячьте. - Она показала взглядом на ящик под диваном, в страхе оглядываясь и прислушиваясь.
Я молча откинул полку багажного ящика, и блондинка мышью юркнула в него. Как она там поместилась, для меня секрет, только когда я опустил крышку дивана, внизу что-то пискнуло и затихло. Я же, налив порцию, безмятежно потягивал "Морозоффа" из стакана. Незваная пассажирка сидела тихо, не беспокоила, и поэтому такое соседство меня вполне устраивало. Настроение поднималось, благодушие росло, и я в порыве человеколюбия громко поинтересовался:
- Ты, зайчиха, живая там?
Послышалось глухое утвердительное гундение.
- Колбасы хочешь?
Она что-то пробубнила, и я, приоткрыв полку, закинул туда бутерброд.
Судя по интонации, она, наверное, поблагодарила меня, на что я ответил:
- Давай хавай, безбилетница, наедай жиры, проедай мои кровно заработанные рубли.
Вообще, настроение и энергия искрились во мне солнечными зайчиками. С умилением я лицезрел проплывающий за окном вагона сельский ландшафт и был бесконечно благодарен своим родителям, давшим мне возможность увидеть белый свет.
- Зайчиха, водки хочешь?
Глухой голос ответил отрицательно.
- И правильно, - одобрил я. - Барышням вашего круга надо приличия блюсти...
- С кем говоришь? - удивился проводник-узбек, проталкивая в дверь свое роскошное арбузообразное пузо под натянутой форменной рубашкой. Брюки по той же причине сползли у него на пенис, а мотня болталась под коленками.
- Сам с собой, господин проводник. Философ я. Декарт.
"Господин" парню явно понравился. Он благосклонно кивнул мне, но все же строго предупредил:
- В туалет не подсматривай, нехорошо. Женщины жалуются. А вы человек интеллигентный. Жена есть. Нехорошо. Штрафовать будем.
- Да что вы! - заявил я горячо о своей порядочности и предложил махонькую.
- Не пью, - высокомерно ответил проводник и, забрав мой билет, важно удалился.
А Константин Иванович Гончаров, ваш покорный слуга, еще раз ударив "Морозоффа" под дых, приготовился отойти ко сну.
- Зайчик, а ты далеко путь держишь? - нескромно поинтересовался я, уже укладываясь.
- Далеко! - был короток недовольный ответ. - В таком случае - спокойной ночи.
Я засыпал, и в светлой моей голове уже звучала светлая музыка Грига. Осенние скрипки тягуче пели, раскручивая тему, и ненавязчиво-серебристо выстукивали акценты ударники. И всю эту прелесть вдруг прервал грохот отодвигаемой двери. Откинув землисто-грязную сиротскую простыню, я враждебно глянул на вошедших. Их было двое. Короткие стрижки, круглые щекастые рожи на коротких бритых шеях. Тупые холодные глаза серо-стального цвета. Равнодушные и безликие, как инкубаторские цыплята.
- Извиняюсь! - словно скомандовал один. - Сюда женщина не заходила?
- Женщина? - сразу закосил и закосел я. - Братаны, да если б она зашла, отсюда бы уже не вышла. От меня, Ивана Смирнова, ни одна баба не уйдет! Да я их...
- Пойдем, Валера, он в ауте.
- Не-е-а, братаны, садись, "Морозоффа" будем пить. - Я пьяно приподнимался, не очень, кстати, и подыгрывая.
- Пойдем.
- Обижаете!
Презрительно резанув меня свинцовыми глазами, супермальчики удалились, а я понял, что очень и очень хотят они ту самую мышку, что сейчас, наверное, от страха описалась подо мной. И проводник, и билет тут ни при чем. Это не зайчиха, а какая-то более лакомая и желанная для приходивших мальчиков дичь.
- Ну как ты там?
Молчание. Я постучал по диванному ящику. В ответ она что-то царапнула и зашипела:
- Тихо!
- Отдыхай. - Я поудобней устроился, надеясь дослушать песню Сольвейг, но стук колес замедлялся, предвещая остановку. А в стоящем поезде какой же сон? Одно расстройство.
В окно уже наплывали первые домики большой станции.
- Пойду на перрон выйду, разомнусь, - сообщил я поддиванной девке.
- Не надо, не ходите, - прошипела она испуганно и страстно, а поезд подползал к вокзалу, на фронтоне которого крупными буквами было объявлено название крупного города.
- Что же, я тебя еще и сторожить буду, мышь белая?
Поезд остановился, и ответ послышался явственней:
- Пожалуйста, я заплачу!
- Натурой?
Она замолчала, очевидно обдумывая выгодность сделки.
Взвесив все "за" и "против", снова зашипела, соглашаясь:
- Хорошо. Не уходите только.
- А когда? - резвился я.
- Ночью.
- А вдруг попутчики будут?
- В тамбуре!
- Уже приходилось? - накалял я диалог.
- Нет, но попробую. Да замолчите вы!
Подумав, что довольно-таки непорядочно развлекаться, воспользовавшись чьей-то бедой, я прервал разговор и вытянулся на диванчике. Поезд стоял минут пятнадцать, и я с радостью отмечал, что от спутников Бог миловал, если, конечно, не считать низлежащей дамы.
Поезд тронулся, и они вошли. Высокая красивая брюнетка, грудастая и властная, как Клеопатра. Она холодно оглядела персону Константина Ивановича Гончарова, то бишь мою, и спросила плешивого верзилу с кобурой под мышкой:
- Это кто?
- Не знаю.
- Покиньте купе, - сказала она уже мне. Наверное, таким тоном Салтычиха разговаривала со своей челядью.
Я промолчал, гася злость и недоумение.
- Убирайтесь отсюда, - невежливо повторила Клеопатра. - Вон из купе.
- Сама пошла... - приветливо посоветовал я.
Стало видно, как брюнетка бледнеет.
- Алексей, вышвырни его, - сдерживаясь, спокойно приказала она и села напротив.
Плешивый верзила нерешительно протянул ко мне загребущую длань, надеясь выдернуть из купе неудобный объект за волосы, но правую ногу я уже высвободил, и она вольготно и радостно жахнула верзиле в плешь. Он повалился было на меня, а я руками пассанул его в дверной крепенький косяк, по которому он и начал тихонько сползать, окрашивая светлую пластиковую обшивку купе первой кровью.
Клеопатра невозмутимо заблокировала дверь, сдернула с крючка мое полотенце и, смочив его моим "Морозоффом", тыкала плешивому в нос, а когда глаза его приоткрылись и стали осмысленными, она обработала легкую рану и обвязала его череп все тем же полотенцем, соорудив нечто вроде чалмы.
Пока продолжалась вся процедура, я умыкнул у верзилы из-под мышки газовый пистолет и теперь с интересом наблюдал за развитием дальнейших событий, наверняка зная, что на помощь они никого не позовут.
Усадив напарника и отерев кровь с перегородок купе, брюнетка с омерзением предупредила его:
- Это ваша последняя поездка.
- Простоте, Лина Александровна, я...
- Хватит. Не надо. А вы оставьте купе. У нас оно закуплено целиком.
- У меня тоже. Правда, только одно тридцать шестое место, - галантно возразил я. - Билет у проводника.
Из объемистой сумки она вытащила четыре билета и кинула их на стол, как неоспоримое доказательство своего приоритета.
- Я сказал, мой у проводника. И точно такой же. Нежно-розовый, как ваши щечки.
- Заткнись, ублюдок! - зло рявкнула дама и, щелкнув дверным стопором, умчалась к проводнику.
- Отдай "дуру", - ожил лысый, обнаружив пропажу.
- Нет, Лешенька, не отдам. Не можешь ты с оружием обращаться. На людей аки пес смердящий кидаешься. Нельзя тебе.
- Пасть порву, - подумав, пригрозил он.
- Заткни хлебало, - в тон ему ответил я. - Скучно и старо. Еще один сантиметр - и я успокою тебя надолго, - честно предупредил я его, заметив, что плешивый ерзает в мою сторону.
- Будь мужиком, отдай пистолет.
- Перебьешься.
- Флакон ставлю, будь мужиком.
- Будешь ныть, вообще выкину.
- Оказывается, у вас есть билет, - в купе вошла, обворожительно и ослепительно улыбаясь, Клеопатра.
- Извините, ради Бога, произошло маленькое недоразумение... стоившее вашему придурку сотрясения мозгов.
- Ну что вы, этот центральный отдел нервной системы у него отсутствует. Давайте знакомиться. Лина Александровна. - Брюнетка приветливо протянула руку.
- Иван Смирнов, - на всякий случай, толком не зная почему, соврал я.
- Очень приятно, Иван. Не будете ли вы так любезны перейти в другое купе? Я договорилась.
- Мне здесь удобнее.
При других обстоятельствах я бы охотно поменял зловонный этот гадючник, но сейчас меня настораживали два обстоятельства: девка в диванном ящике и поведение Клеопатры.
- Вам там будет лучше. Все-таки здесь последнее купе, возле туалета.
- Во-во, его-то я и облюбовал. Тута все видно, гляньте-ка. - Я выдернул кляп из стенной дыры, и отвратительный смрад шибанул в нос. - Как в телевизоре. Не желаете понаблюдать?
Я был омерзителен ей до тошнотиков. На бородавчатую осклизлую жабу смотрят с большей снисходительностью. Однако она овладела собой, заставила засмеяться.
- Что вы, Иван, абсолютно нелюбопытное зрелище, а в том купе едут трое мужиков, и с ними вам будет весело.

Гончаров и убийца в поезде - Петров Михаил => читать онлайн электронную книгу далее


Было бы отлично, чтобы книга Гончаров и убийца в поезде автора Петров Михаил дала бы вам то, что вы хотите!
Если все будет нормально, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Гончаров и убийца в поезде своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Петров Михаил - Гончаров и убийца в поезде.
Ключевые слова страницы: Гончаров и убийца в поезде; Петров Михаил, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 дешевая мебель для ванной великолепный магазин ДекорМаркет 
   Яндекс.Метрика

 интересное предложение